EnglishРусский
"PRICE FOR WOOL COMMENSURATES WITH ITS QUALITY”. Print E-mail

"PRICE FOR WOOL COMMENSURATES WITH ITS QUALITY”. 

The article has been taken from the newspaper “Selskaya zhizn’” № 22 (23732) of March 29, 2012. 

The article deals with two essential points – the domestic wool market and domestic processing capacities. The Director General of National Association of Sheep Breeders Mikhail Egorov points out that the positive changes in the branch are obvious and the branch itself is more attractive for investors now. Nowadays the circumstances of global and domestic market, as well, let the commodity producers increase the profitability of the branch by means of management improving. As to the future, the focus on selective and breeding work must result in the high-quality and competitive production. 

But for the maintenance of current price dynamics a profound global and domestic markets’ intelligence is necessary. The second inevitable point is support of positive resulting methods in the given breeding production by means of wider usage of science, cutting-edge experience, domestic and foreign genetics as well.  

Next Mikhail Egorov comments on the question about the influence of National Association of Sheep Breeders on the last year price rates on the domestic wool market, admitting the main role of the global market growth’s influence but mentioning the Association’s advertizing activity which included the presenting of new and already working processing enterprises, organizing of meetings and seminars for producers and processors, help in wool purchasing and selling. 

Mikhail Egorov notices that global price growth is a result of world wool supply reduction and simultaneous price growth of synthetic fleece. But Russian producers (even despite the same quality of wool) do not get the same price for their production as their Australian or New Zeeland counterparts do. The point is that low demand rate on the domestic market and lack of competition between the wool suppliers and primary processors and bad circumstances in the domestic light industry have a negative impact on the market development.  

As to the production volume, it should be mentioned that Russia produces more than 50 thousand tones of sheep wool with 70% share of merino wool. The fine wool share is 20% and the superfine one is less than 5%. The third part of common volume produced in Australia is superfine wool and its price is distinctly higher. 

For several years Russian wool has been exported to India, China, Bulgaria, Hungary and Byelorussia. Unfortunately, the volume of imported wool has been keeping the higher rate than the exported one over the last two years.  

The reason of such a state is a steady shortage in domestic 19 micron wool, which has been used by our worsted works for producing of VIP-fabric. It should be mentioned that after the appearance of a good price and profitable contracts the producers will be ready to present the parties of necessary wool type and, furthermore, they will be ready to correct their selective work in conformity with processors’ demand. As to the other wool types, their import could be fully substituted by the domestic production with no special investments.  

There are several ways to achieve it: quality increasing, using the high class animals in selective work, carrying out of the auctions, professional nurturing and the technological improving.  

According to the program of light industry development up to 2020 the supposed demand of textile for natural raw material is 55.7 thousand tones (c.w.) on the other hand according to the branch development program (“The Development of Sheep and Goat Breeding in Russia for the Period 2012-2014 and for the Period up to 2020”) the planned production volume increasing is 30-54.9 (c.w.). Hereout we may conclude that domestic producers are strong enough to meet the demand of light industry.   

And in connection with this point National Association of Sheep Breeders posed a question about the establishing of a direct interaction between domestic producers and processors. But it doesn’t mean we are going to refuse exporting.  

And the first step in this direction was the work trip to the Bryansky Worsted Works in February 2012. Our delegation saw a modern enterprise using the state-of-the-art equipment. Its production volume is 1300 tones weaving yarn, 200 tones knitted fabric and 3.5 million meters of pure woolen and not pure woolen fabric.  

After the excursion a discussion dedicated to the forming of a common collaboration scheme occurred. Of course it was hard to pose this question for the first time and we hope that next discussions will be more productive but we came to the necessity of direct individual agreements between producers and processors.  

Despite all the problems the works had we figured out the main point – the enterprise was able to work, it was viable.  

Mikhail Egorov also noticed that he had been invited to take part in the discussion dedicated to the functioning of Russian textile and light industry within the frames of WTO. Some attendants raised their concerns about the growing volume of unfair declared fabric when importing, while the domestic works had to produce just for storing. It was also declared that Russia had no domestic wool at all and would by fabric made of Australian or Argentinean wool. But I think the situation is not so bad and we could use the USA’s experience as a pattern. The point is that in USA there is a prohibition of usage of not domestic yarn and fabric for needs of Defense Procurement and Acquisition (except approved by Congress). Such an approach would be also well-timed in Russia.  

The last essential point of the article is the 14th Russian exhibition of stud sheep. According to Egorov the exhibition will take place in the main city of Kalmyk Republic – Elista (22-25 May 2012).

The exhibition is timed to the centenary of the first Russian sheep exhibition of 1912.  

The exhibition must become an open place for the dialog between sheep breeders and scientists.

- Михаил Васильевич, 2011 год для российского овцеводства оказался весьма знаменательным: была принята Отраслевая целевая программа «Развитие овцеводства и козоводства в Российской Федерации на 2012 - 2014 гг. и на плановый период до 2020 года», значительно возросли цены на шерсть и баранину. То есть отрасль во многом стала экономически более привлекательной для сельхозтоваропроизводителей. Не за горами стрижка овец нового года, как Вы считаете, рост цен на шерсть продолжится и в нынешнем году?

 - Верно. Позитивные перемены в отрасли налицо. Программа развития овцеводства и козоводства при поддержке государства позволит нам в обозримом будущем целенаправленно развиваться, делая ставку на увеличение: численности животных, производства продукции, занятости населения и достижения других не менее важных задач. К тому же ситуация на рынке, как мировом, так и российском, дает возможность товаропроизводителям повысить рентабельность овцеводства уже на нынешнем этапе путем совершенствования технологии ведения отрасли, а в перспективе - за счет селекционно-племенной работы со стадом, направленной на получение высококачественной конкурентоспособной продукции.

Но для того, чтобы динамика роста цен в овцеводстве продолжилась, необходимо провести всесторонний анализ ситуации на мировом и отечественном рынках шерсти; закрепить положительные наработки в производстве данного вида овцеводческой продукции путем более широкого использования науки и передовой практики, а также современной отечественной и зарубежной генетики; предпринять все меры для улучшения качества шерсти и увеличения объемов ее производства в сельхозпредприятиях всех категорий.

 - Национальный союз овцеводов предпринимает какие-либо меры в этом направлении?

 - Естественно. Скажу больше, даже в прошлогоднем росте цен на отечественную шерсть есть немалая заслуга Союза.

 - Позвольте, но ведь одним из основных факторов оказался рост цен на мировом рынке, не так ли?

 - Основным, но далеко не единственным.

Рост цен на шерсть в мире связан, в первую очередь, со снижением запасов шерсти при продолжающемся росте цен на химические волокна. Однако российские сельхозтоваропроизводители не получали и до сих пор не получают за свою продукцию ту цену, что имеют их австралийские или новозеландские коллеги. Даже если это шерсть аналогичного качества по своим физическим и технологическим свойствам. Например, в мае 2011 года цена на шерсть тониной 23 микрометра в физическом весе на мировом рынке составляла свыше 200 рублей. В России за такую же продукцию давали максим 135 рублей, то есть на треть меньше. Однако и этой цене овцеводы оказались несказанно рады и без Национального союза овцеводов вряд ли смогли бы ее получить. Дело в том, что отсутствие спроса на шерсть на внутреннем рынке и конкуренции среди фирм, заготавливающих шерсть и осуществляющих ее первичную обработку, а так же плачевное состояние отечественной легкой промышленности, не способствует развитию рынка.

Нам же удалось «расшевелить» этот рынок путем рекламы вновь созданных и уже существующих предприятий обработки и переработки шерсти, встреч и семинаров производителей и переработчиков, оказания содействия одним в приобретении шерсти, а другим - в выгодной ее реализации. И всякий раз, учитывая интересы покупателей, мы становились на сторону сельхозтоваропроизводителей, по возможности учитывая и защищая их интересы. Производственная Ассоциация «Маныч», Торговый Дом «Овцевод» и ООО «КВЕСТ-А», являющиеся членами Союза, задали тон по цене закупаемой шерсти. К счастью, как я отметил, дело удалось сдвинуть «с мертвой точки», даже, несмотря на отсутствие лаборатории по сертификации шерсти, аккредитованной в международных системах, таких как ИВТО, Интервуллабс и других. Хотя именно наличие лаборатории позволило бы нам вплотную приблизиться к мировым ценам на шерсть. И мы этот вопрос с повестки дня не снимаем, тем более, что по нему есть понимание со стороны Минсельхоза России.

 - А что вообще представляет из себя российский рынок шерсти? Кому нужна наша продукция (и нужна ли?), какого она качества и есть ли смысл в повышении количества ее валового производства?

 - Вопрос многогранный. Начну все же с производства.

На протяжении последних пяти лет в России ежегодно производится более 50 тысяч тонн овечьей шерсти. Еще нет данных Госстатистики за 2011 год, но по нашему прогнозу ее произведено около 54,7 тысяч тонн. Более чем на 70 процентов от общего производства занимает мериносовая шерсть. Тонина основной ее части колеблется в пределах 22,6 - 25,0 микрометров. На долю самой ценной тонкой шерсти с тониной от 19,6 до 22,5 микрометров приходится не более 20 процентов. А супертонкой шерсти, диаметр волокна которой менее 19,5 микрометров, в России и вовсе производится менее 5 процентов в общей массе, но и она не формируется в отдельные партии. Для сравнения: в Австралии шерсти тоньше 19 микрометров производится третья часть всего объема и стоит она, по сравнению шерстью тониной 23 микрометров, в пересчете на наши деньги, на 70 рублей дороже (в среднем 277 рублей). К тому же рост цены на супертонкую шерсть в 2011 году оказался значительно выше, чем на шерсть тониной 23 микрометра и грубее.

Замечу, что до последнего времени ситуация с огрублением шерсти в России только усугублялась. Даже многие племхозяйства в период с конца девяностых за несколько лет потеряли 2 - 2,5 микрометра в тонине производимой ими мериносовой шерсти. Причина, по мнению большинства специалистов и ученых, кроется в отсутствии современной политики в селекционно-племенной работе со стадом, в общем его «старении», отсутствии прилития новой крови прежде всего в использовании тонкорунных баранов, а то и вовсе в непродуманных экспериментах прошлых лет, когда в мериносовые отары вводили мясных баранов. Национальному союзу овцеводов ни один год на конкретных примерах пришлось доказывать сельхозтоваропроизводителям, что цена качественной тонкой шерсти значительно превосходит цену огрубленного сырья. Положительным примером послужили ведущие ставропольские племенные заводы, такие как Колхоз-племзавод «Маныч», СПК «Племзавод Вторая Пятилетка», СПК колхоз-племзавод «Путь Ленина»; волгоградские СПК ПЗ «Ромашковский» и СПК ПЗ «Палласовский»; калмыцкие ОАО ПЗ «Черноземельский», РГУП «Сарпа», забайкальский ГУП «Племенной завод «Комсомолец» и ряд других хозяйств, где на должном уровне находится селекционно-племенная работа со стадом, проводится формирование однотипных отар и качественно ведется предпродажная подготовка шерсти.

Что касается качества, ситуация складывается неоднозначная. Есть ведущие племзаводы, и те, которые я перечислил, и ряд других, где культура ведения отрасли, селекционно-племенная работа и технологическая дисциплина находится на высоком уровне. Производимая ими шерсть отличается уравненностью в руне и штапеле, высоким выходом чистого волокна, низкой засоренностью растительными и минеральными примесями. Они-то и получили за свою шерсть в прошлом году до 140 рулей за килограмм.

В то же время нередки случаи, особенно в мелкотоварных хозяйствах, некачественной стрижки, классировки шерсти (а то и ее полного отсутствия), и хранения, а также наличие полипропилена, тавро и высокой засоренности растительными примесями, вследствие неудовлетворительной работы с пастбищами. Такая шерсть не пользуется спросом у добросовестных покупателей, имеет низкую цену и, что не менее важно, играет во вред репутации российских сельхозтоваропроизводителей. Мы убедились в этом, когда принимали в 2011 году с визитом руководителя Европейской организации по тестированию шерсти (WTAE) Тимоти Паркса и руководителя Британского Совета по маркетингу Франка Лангриша. В корне поменять это мнение мы сможем только повысив качество производимой шерсти.

Теперь о рынке. Часть российской шерсти остается на внутреннем рынке, часть уходит за рубеж. Несколько лет подряд ее закупают индийские фирмы, проявляют интерес китайцы, болгары, венгры, белоруссы. К сожалению, последние два года импорт шерсти почти в два раза превышает экспорт. В прошлом году, например, по данным Международной текстильной организации (IWTO), в Россию было завезено около 11 тысяч тонн шерсти, а вывезено за ее пределы 5,5 тысяч тонн тониной до 23 микрометров. Причем, как экспортируется, так и импортируется самая лучшая, качественная шерсть. Дело в том, что российским камвольным предприятиям объективно не хватает отечественной шерсти тониной 19 микрометров, которая необходима им для производства костюмных VIP-тканей. Например, Брянскому камвольному комбинату в год требуется 5 тонн супертонкой шерсти в чистом волокне. Повторюсь, что определенные объемы такой шерсти производятся и у нас. При наличии договоров и достойной цены сельхозтоваропроизводители готовы заниматься формированием партий такой шерсти, а в перспективе и скорректировать селекционно-племенную работу, направив ее на получение значительных партий супертонкой шерсти. Остальные объемы импорта и вовсе могут бы быть замещены отечественным сырьем без какой-либо дополнительной подготовки и капиталовложений.

В этой связи приобретают актуальность задачи, направленные на повышение качества шерсти, такие, как селекционно-племенная работа с использованием высокоценных животных, проведение аукционов по продаже племенных баранов желательного типа с тонкой и супертонкой шерстью, решение кадрового вопроса (со стадом должны заниматься специалисты своего дела, от чабана до зоотехника-селекционера а не случайные в отрасли люди), и, конечно, совершенствование технологических процессов на всех участках производства, в том числе и на стригальных пунктах.

В стратегии развития легкой промышленности России на период до 2020 года потребность текстильных предприятий в натуральном сырье составляет 55,7 тысяч тонн в мытом волокне. В то же время в Отраслевой целевой программе «Развитие овцеводства и козоводства в Российской Федерации в 2012 - 2014 гг. и на плановый период до 2020 года» предусмотрено увеличение объемов производства шерсти в физическом весе с 54,7 до 84 тысяч тонн, то есть в мытом волокне это составит 30 и 54,9 тысяч тонн соответственно. Получается, что российские сельхозтоваропроизводители в состоянии удовлетворить потребности нашей легкой промышленности в полном объеме.

 - Вы сами отметили, что отечественная переработка находится, прямо скажем, в плачевном состоянии. Стоит ли на нее ориентироваться, может лучше пробиваться на мировой рынок?

 - Я уже отметил, что часть российской шерсти на мировой рынок попадает и сегодня, правда, не всегда под брендом России. Национальный союз овцеводов, как некоммерческая организация, объединяющая в своих рядах около 250 сельхозпредприятий, выступил с инициативой налаживания прямых связей между российскими производителями и переработчиками, но и от экспорта мы отказываться не намерены.

 - Переработчики готовы к сотрудничеству?

 - Да. В 2011 году в Российской Федерации остались всего несколько камвольных предприятий полного цикла, способных производить камвольные ткани из отечественной мериносовой шерсти. Среди наиболее стабильных: Брянский камвольный комбинат, «Павлово-поссадский камвольщик», Свердловский камвольный комбинат и Камвольное объединение «Октябрь», которые живы во многом благодаря Гособоронзаказу. На 13-ой Российской Агропромышленной выставке «Золотая осень» мы приняли решение о налаживании прямых связей между производителями и переработчиками российской шерсти.

В рамках этой договоренности в феврале нынешнего года делегация Национального союза овцеводов, в состав которой вошли руководители ведущих племенных заводов Ростовской, Волгоградской, Астраханской, Саратовской областей, Республики Калмыкия и Ставропольского края, посетила ООО «Брянский камвольный комбинат».

 - Какое впечатление произвел комбинат?

 - Мы увидели современное предприятие, оснащенное высокотехнологичным импортным оборудованием. Главное - работающее предприятие. Мощности БКК позволяют ежегодно производить 1300 тонн ткацкой пряжи, 200 тонн пряжи трикотажной и 3,5 миллиона метров шерстяных и полушерстяных тканей.

Из тканей, производимых на комбинате, шьется гражданская одежда, в том числе широкий ассортимент школьной формы, специально для которой начато промышленное производство инновационных полушерстяных тканей на основе шерстяных и химических волокон с комплексом защитных свойств. Но основной продукцией БКК являются полушерстяные ткани для новой формы военнослужащих всех родов войск Министерства обороны РФ, МЧС, МВД, РЖД, налоговой полиции и других организаций и ведомств. Достаточно сказать, что на параде, посвященном 65-летию Победы, в форму из ткани Брянского камвольного предприятия были одеты свыше 20 тысяч военнослужащих. По словам генерального директора предприятия Е.В. Томака, в последние годы комбинат работал на сырье из Госрезерва. Но теперь камвольщики встали перед проблемой приобретения шерсти тониной до 23,5 микрометров на рынке. Какой это будет рынок, отечественный или австралийский, для нас очень важно. А вот камвольщики на перепутье. Они без проблем могут купить импортный топс и работать дальше. Но к счастью, у них, так же, как и у нас, производителей, есть понимание того, что нельзя развивать экономику государства путем повышения экономического уровня отдельно взятых отраслей, будь то сельское хозяйство или легкая промышленность. Работать надо сообща и на взаимовыгодных условиях. Поэтому целью нашего визита стали поиски формы взаимодействия в соответствии со сложившимися экономическими условиями и принятыми документами: Отраслевой целевой программой «Развитие овцеводства и козоводства на 2012 - 2014 гг. и на плановый период до 2020 года» и Стратегией развития легкой промышленности России на период до 2020 года.

После экскурсии по комбинату состоялось совещание, на котором, пожалуй, впервые за много лет шел прямой, без подтекста, разговор о том, как нам жить дальше. Единой схемы взаимодействия БКК с хозяйствами мы не выработали, но это даже хорошо, поскольку говорит о неформальном отношении сторон к данному вопросу. Специалисты комбината выразили желание побывать  непосредственно в хозяйствах, чтобы для начала убедиться в качестве предлагаемого  нашими овцеводами сырья, а затем заключить прямые соглашения о взаимовыгодном сотрудничестве, так сказать, в индивидуальном порядке.

 - За границей, как я понимаю, к нашей шерсти относятся настороженно, коль она не имеет сертификата. Российские камвольщики не разделяют эту точку зрения?

 - Судите сами. В цехах БКК мы имели возможность увидеть, какой не должна быть шерсть и, что даже самое современное оборудование камвольного комбината, которым оснащены его цеха, не в состоянии справиться с, казалось бы, безобидным полипропиленом. Было странно видеть около двух десятков работниц, сидящих рядом с импортными высокотехнологичными станками, и иголочками вытягивающих нити полипропилена сначала из шерстяного волокна, а затем и из ткани. Полипропилен уже давно стал притчей во языцех. Сколько было говорено о необходимости его полного исключения из технологического процесса стрижки овец. А тут такое! Справедливости ради нужно отметить, что никому из присутствующих руководителей племзаводов не пришлось краснеть от увиденного, в этих хозяйствах, имеющих качественную тонкую шерсть, полипропилена и тавро из масляной краски или гудрона, нет. Поэтому приобретение шерсти камвольщиками непосредственно в племзаводах, избавило бы их от столь некачественной шерсти неизвестного происхождения, приобретенной у недобросовестных заготовителей.

- Вы сказали, что таких, «жизнеспособных» камвольных предприятий в стране на пальцах одной руки можно пересчитать. Вряд ли они способны коренным образом изменить ситуацию на рынке шерсти.

 - Конечно, ситуация в легкой промышленности не простая. Меня пригласили участвовать в Круглом столе на тему «Текстильная и легкая промышленность в условиях ВТО. Возможности и риски российских компаний. Задачи государства и бизнеса по оперативному решению возникающих проблем», который прошел в рамках 38-ой Федеральной оптовой ярмарки товаров и оборудования текстильной и легкой промышленности «ТЕКСТИЛЬЛЕГПРОМ». В данном мероприятии принимали участие представители всех текстильных предприятий России, Минпромторга РФ, Минэкономразвития РФ, Министерства обороны и других федеральных органов исполнительной власти, а также наши коллеги из Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности. В ходе Круглого стола присутствующие выразили озабоченность все возрастающим серым импортом тканей и готовых изделий в Российскую Федерацию, в то время, как отечественные комбинаты вынуждены работать «на склад». Прозвучало заявление о том, что шерсти в стране нет (то есть не производится), и ткани придется производить из Австралийской и Аргентинской шерсти. Мне сложно сказать, чем при этом руководствуются представители текстильной промышленности, поскольку данная информация в корне не соответствует действительности. В этой связи показателен опыт Америки, где для оборонзаказа запрещено использовать нити и ткани, произведенные вне Соединенных Штатов Америки, кроме закупленных по решению Конгресса. Думаю, в России такой закон был бы весьма уместен, так как защитил бы и сельхозтоваропроизводителей, и переработчиков отечественного сырья. Я выразил позицию сельхозтоваропроизводителей и пригласил переработчиков «на места».

На том же Круглом столе Национальный союз овцеводов заключил соглашение о сотрудничестве с Российским союзом предпринимателей текстильной и легкой промышленности. И уже спустя две недели несколько ведущих камвольных предприятия выразили желание посетить племзаводы, производящие большие объемы тонкой шерсти. Один из таких комбинатов сейчас работает на территории Ставропольского края, республики Калмыкия, Астраханской и Волгоградской областей, предлагая сельхозтоваропроизводителям гибкую индивидуальную систему заключения договоров купли-продажи, представители другого предприятия подъедут буквально на днях.

Мы еще не можем сказать, какой будет цена на шерсть в нынешнем году. Вполне возможно, она окажется выше цены 2011 года. Ясно одно, повышать рентабельность отрасли следует через повышение качества и объемов производимой продукции, тем более что с 1 июля нынешнего года Россия вступает в ВТО.

 - Михаил Васильевич, не за горами 14-я Российская выставка племенных овец. Где она пройдет, и чем будет отличаться от предыдущих выставок?

 - В соответствии с Приказом Министра сельского хозяйства РФ № 100 от 3 февраля 2012 года выставка пройдет в столице Республики Калмыкия городе Элиста. Время ее проведения - с 22 по 25 мая 2012 года.

Традиционным будет состав участников - около 90 племенных хозяйств из семнадцати субъектов Южного федерального, Северо-Кавказского, Приволжского федеральных округов. Желание участвовать в выставке выразил племзавод из Алтайского края, племхозяйства из Татарстана и Удмуртии, Оренбургской области.

По нашей рекомендации в состав экспертной комиссии вошли ведущие ученые-овцеводы и специалисты отрасли.

Мы надеемся, что выставка, как всегда станет открытой диалоговой площадкой для специалистов и ученых, тем более, что в нынешнем году она будет приурочена к 100-летию первой Российской выставки овец и аукциону, которые прошли в Москве в 1912 году, а также 80-летию ВНИИОКА.

Не буду раскрывать раньше времени все карты, могу лишь сказать, что каждый год мы стараемся привнести в каждую выставку племенных овец какое-либо новшество, сделать ее познавательнее, ярче, интереснее, как для участников, так и для гостей. Нынешняя 14-я Российская выставка племенных овец не станет исключением, поэтому, пользуясь предоставленной мне возможностью, приглашаю всех коллег-овцеводов, ученых, представителей фирм, работающих в сфере овцеводства, переработчиков и тех, кому просто не безразлична судьба нашей отрасли, с 22 по 25 мая посетить Выставочный комплекс, расположенный на Элистинском ипподроме.

 - Спасибо за беседу.

 
< Prev   Next >
2008-2011 © www.rnso.net

Яндекс.Метрика