EnglishРусский
НЕТ ЖИВОТНЫХ – НЕТ ПРОБЛЕМ? Печать E-mail
"Сельская жизнь"   
 
Мы встретились в Москве на «Золотой осени». Ерагый Исаевич, как обычно, с гордостью рассказывал очередному фермеру то ли из Твери, то ли из Костромы о своих питомцах. И хоть мне «на вкус и цвет» больше нравятся овцы другого направления продуктивности, вполне понимаю восторг, который вызывают у многочисленных посетителей выставки волгоградские эдильбаи. Огромные, на высоких ногах, с многокилограммовыми курдюками, да еще и разные по окрасу: черные, рыжие, бурые они так не похожи на овец других пород, размещенных в соседних базах.
Владелец этих раньше не часто встречавшихся в России овец (они пришли к нам из Казахстана) Ерагый Гишларкаев всегда на позитиве – улыбчив, общителен.

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
    В 1992 году тогда еще КФХ Гишларкаева Е.И. закупило в Уральской области Казахской ССР чистопородное поголовье эдильбаевских овец. Шаг за шагом в результате многолетней кропотливой селекционной работы, направленной на улучшение скороспелости, повышение мясо-сальных качеств и приспособленности животных к местным условиям, хозяйство получило высокопродуктивное поголовье, стойко передающие потомству свои хозяйственно полезные признаки. Благодаря рыночным принципам организации и системы хозяйствования и, несмотря на огромные трудности, сельхозпредприятие двигалось вперед. А спустя семь лет после того, как в 2006 году в еще одном казахстанском племзаводе были приобретены 535 племенных ярок, стало очевидно, что данное стадо эдильбаев в России лучшее.          Признанием тому стал статус племенного завода по данной породе овец, который приказом Минсельхоза России был присвоен хозяйству в прошлом году. Кстати, ООО «Волгоград-Эдильбай» - единственный в стране племенной завод по этой породе овец. Потому и желающих приобрести высокоценный племенной молодняк каждый год хватает. По словам Ерагыя Исаевича, обращаются не только хозяйства, находящиеся в засушливых, то есть традиционных для разведения эдильбаев, зонах, но и сельхозпредприятия всех форм собственности из центральной полосы России. И в этом нет ничего удивительного. Скороспелые животные с высокой энергией роста уже через полгода после рождения способны превратиться в полновесную высококачественную тушку ягнятины. Только вот желающих приобрести высокопродуктивный племенной молодняк, по словам Е. Гишларкаева, куда больше, чем тех, кто хочет, но не может это сделать. Причина кроется в отсутствии финансово подкрепленных региональных программ закупок племенного поголовья. 
«Нельзя сказать, что они отсутствуют вообще, - говорит Ерагый Исаевич. - В некоторые годы мы наблюдаем резкие всплески активности покупателей в отдельно взятых регионах. В иные годы в разные хозяйства одного и того же региона мы поставляем до 70 процентов реализуемого племенного молодняка. Объяснение этому только одно – наличие разработанных администрацией региона программ работы с производителями сельскохозяйственной продукции (это когда из регионального бюджета субсидируется часть расходов на приобретение племенного поголовья). Свою роль играет и информационное обеспечение, демонстрирующее потенциальному покупателю экономическую выгоду от приобретения именно качественного поголовья. Судите сами, 5 – 6-месячный молодняк в беспородных стадах дает в среднем 14 – 16 килограммов ягнятины, а порог рентабельности, так называемая, нулевая рентабельность составляет примерно 10 – 12 килограммов. Молодняк нашего племзавода этого же возраста дает 23 – 25 кг ягнятины. Таким образом, прибыль в натуральном выражении составляет в первом случае, в среднем, 4 килограмма, во втором – 13 килограммов. То есть разница в рентабельности более чем 300 процентов! Понятно, какое поголовье нужно приобретать, но также понятно, что и стоит оно недешево.

КАК ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА СКАЗАЛА, 
ТАК ПО РЕГИОНАЛЬНОЙ И БУДЕТ
   Но больше всего беспокоит руководителя племзавода, как впрочем, и многих его коллег из других регионов России, другая проблема.
  Не секрет, что важнейшим условием нормального функционирования любого животноводческого, в том числе и овцеводческого, хозяйства является ветеринарное обеспечение, в том числе государственный ветеринарный контроль, деятельность которого зачастую входит в противоречие с целями и задачами отрасли и хозяйствующих субъектов ее представляющих.
  Ветслужбы многих регионов, например, запрещают ввоз на их территорию вакцинированных против ящура или сибирской язвы животных. «Но ведь указанные вакцинации проводятся не по нашей прихоти, а по указаниям федеральной ветеринарной службы», - недоумевает Е. Гишларкев, а вместе с ним и руководители многих овцеводческих племзаводов, особенно Волгоградской области и Ставропольского края. 
   «Если федеральная служба обязывает нас проводить указанные вакцинации, почему региональным ветеринарным службам дается право на отказ к ввозу этого поголовья? – этот вопрос Ерагый Исаевич задавал на месте и с ним же приехал в Москву. У него только в этом году сорвалось несколько сделок по продаже племмолодняка. Последний раз так и не удалось согласовать ввоз животных из племзавода на территорию Воронежской области. Ответ областной ветеринарной службы прост и краток – у нас благополучный и перспективный в агропромышленном развитии регион, нам здесь никой заразы не нужно. И нет им дела, что заразы, в виде чумы или бешенства нет не только в хозяйстве Е. Гишларкаева, но по соседству с ним. А вакцинация проводилась по приказу федеральной ветеринарной службы на основании того, что Волгоградская область, как и многие южные регионы России входит в буферную зону, то есть являясь благополучной в ветеринарном отношении находится на границе с неблагополучными в ветеринарном отношении территориями. 
 - Почему принятие подобных решений не согласовывается с хозяйственниками, не соизмеряется возможный положительный эффект вакцинации с последующим экономическим ущербом? Ведь невозможность продажи племпоголовья в течение одного года может поставить на грань банкротства любое овцеводческое хозяйство, - в который уже раз задается вопросом Ерагый Исаевич. От себя добавлю, что племпродажа – одно из требований, предъявляемых к племенным хозяйствам. Нет продажи – не будет статуса. Не будет статуса – не будет государственной финансовой племподдержки. А без племпродажи и федеральной финансовой племподдержки экономика большинства овцеводческих хозяйств на сегодняшний день имеет отрицательную рентабельность.
  Если государство своими административными мерами наносит такой экономический ущерб животноводческим хозяйствам, почему не выработаны государственные компенсационные механизмы? Вины-то племзавода в сложившейся ситуации нет никакой, он работает в строгом соответствии с требованиями госветслужбы.
  И потом, если указанные вакцинирования по каким-либо причинам опасны, почему государство заставляет проводить эти мероприятия? А если не опасны, почему накладываются такие запреты?
   А чего стоят бесконечные мытарства покупателей из некоторых регионов с получением разрешения на ввоз, и при этом продавцу приходится повторно проводить дорогостоящие исследования поголовья, потому что срок годности первых исследований, а это 30 дней с момента проведения экспертизы, уже истек. «Исследования должны быть проведены после получения покупателем разрешения на ввоз поголовья, которое выдается на основании эпизоотического благополучия поставщика, - считает Е. Гишларкаев. – Тем более что в самом разрешении отмечается, что ввоз поголовья разрешается только при условии соблюдения предпродажных ветеринарно-санитарных норм, исследований крови и т.д., что контролируется государственной ветеринарной службой стороны поставщика. Однако, ветеринарные службы некоторых регионов требуют результаты проведенных экспертиз еще на этапе рассмотрения возможности ввоза поголовья, бессмысленно усложняя процедуру и одновременно присваивая себе контрольные функции государственной ветеринарной службы стороны продавца. Стоило бы учесть, что поставленное покупателю поголовье повторно карантинируется и исследуется на территории покупателя и за результаты исследования поставщик несет гарантийные обязательства. Другими словами, ветслужбы всех уровней перестраховываются как могут. И было бы это вполне себе хорошо, если б не вредило делу. Создается впечатление, что государственные ветеринарные службы некоторых регионов работают по принципу «лечение головной боли заключается в отрубании головы».

МЕЛОЧИ ЖИЗНИ, МЕШАЮЩИЕ ЖИТЬ
   Ерагый Исаевич считает, что государственная ветеринарная служба перегружена контрольными функциями, многие из которых могли бы быть отнесены к хозяйственно-экономическим отношениям сторон покупателя и поставщика. Ведь многие инструкции, правила, другие нормативные акты, которыми до сих пор руководствуются ветеринарные службы, выработаны еще в советское время, когда отрасль, да что там отрасль, все сельское хозяйство можно было представить как некий единый колхоз с одним хозяином, то есть в совершенно других экономических условиях. Например, один из ныне действующих документов называется «Правила ветеринарной обработки животных при их отборе и продаже колхозам, государственным хозяйствам и другим предприятиям и организациям и при межхозяйственном обмене животными для племенных и производственных целей» и датируется он 1979 годом.
   - Пора пересмотреть такие документы, регламентирующие нашу работу, и, в первую очередь, сами принципы подхода к их выработке. – Начинает все-таки горячиться Ерыгый Исаевич. - Мы хотим иметь ветеринарные требования, которые были бы адекватными, ясными, недвусмысленными и, что немаловажно, едиными на всей территории России. Да и создаваться они должны при обязательном участии представителей производственной сферы, то есть тех, для кого они, в конечном счете, вырабатываются. Это обеспечило бы необходимое качество принимаемых документов, чего, к сожалению, на сегодняшний день не достает. 
   Например, чем объяснить, что выдача ветеринарного разрешения на ввоз поголовья выдается в течение 30 дней? Почему нельзя выдать в течение одного-двух, в конце концов, семи дней? Чем объяснить требование к овцеводческому селекционно-генетическому центру (а это следующий шаг в развитии ООО «Волгоград-Эдильбай») о выходе приплода в размере 120 процентов для всех пород, тогда как овцы некоторых пород даже при 100 процентах сохранности молодняка просто физиологически не способны принести столько молодняка? А ведь данные требования составляются в Минсельхозе РФ. 
  Или возьмем, к примеру, Положение о проведении Российской выставки племенных овец, где сказано, что выставляемым баранам-производителям должно быть не более 3 лет? Почему не четыре или пять? Ведь в тех же требованиях другим пунктом значится, что бараны должны быть проверены по качеству потомства. Учитывая, что ягнение проходит с января по март, а выставка в мае, мы можем показывать на ней баранов в возрасте 2 года и 2 месяца или старше 3 лет и 2 месяцев. В первом случае они не могут быть проверены по качеству потомства, а во втором случае нарушается требование по возрасту. 
  Мелочи? Но такие мелочи накапливаясь, набирают критическую массу и серьезно вредят нашей работе… А в остальном у нас все хорошо, - снова улыбается Ерагый Исаевич.

  Что касается итогов Российской агропромышленной выставки «Золотая осень», то племзавод «Волгоград-Эдильбай» получил Диплом I степени и Золотую медаль. Бесспорно, заслуженная награда. Но праздники у крестьян быстро заканчиваются и наступают будни. И в ежедневном напряженном труде возникают сотни мелочей, подобно палкам в колесах мешающих работать и развиваться племзаводам, которым и без того непросто выживать в условиях жестокого диспаритета цен, снижающегося спроса на шерсть, отсутствия цивилизованного рынка баранины, необоснованных требований ветеринарных служб... Тут бы и объединить усилия, направить их на получение конечного результата, тем более что задача накормить страну мясом, в том числе и бараниной, сегодня как никогда актуальна, а принцип «нет животных – нет проблем» идет в разрез с государственными интересами.

Елена Молчанова.


 
« Пред.   След. »
2008-2011 © www.rnso.net

Яндекс.Метрика